Во всем мире банки опасаются за свое будущее ввиду появления новых игроков на финансовом рынке – fintech-стартапов. В Украине также появляется класс таких компаний.

Как украинское правительство собирается стимулировать развитие отрасли, опираясь на международные образцы, и чего бояться отечественным банкам, в колонке для "Экономической правды" написал юрист Максим Глотов.

5 июля Национальный банк Украины обнародовал обновленную редакцию "Комплексной программы развития финансового сектора Украины до 2020 года".

С точки зрения FinTech-индустрии особенно интересны два пункта.

Первый – развитие инфраструктуры платежного рынка Украины в соответствии с требованиями "Второй платежной директивы ЕС".

Второй – создание инкубаторов для стимулирования развития FinTech-компаний.

Это показывает усиленный интерес НБУ к стимулированию создания и развития игроков FinTech-индустрии с учетом регуляторных тенденций в ЕС.

В ЕС, где уже вступила в силу "Вторая платежная директива", сейчас в активной фазе находится ряд регулятивных инициатив. Так, 15 марта 2018 Европейское банковская агентство – ЕВА – обнародовало дорожную карту для FinTech-индустрии в Европе, в которой оно определило приоритеты на 2018-2019 годы.

3 июля ЕВА обнародовало первые результаты этой дорожной карты: отчет о влиянии FinTech-индустрии на бизнес-модель кредитных учреждений и отчет о пруденциальных рисков и возможностей, которые возникают для этих учреждений в связи с деятельностью FinTech-индустрии.

Представляется, что выводы ЕВА также касаются отечественных банков.

В частности, авторы первого отчета делают вывод, подтверждающий изменение взглядов на FinTech-индустрию. Ранее ее активное развитие считался угрозой для банков. Теперь заказным типом взаимоотношений считаются партнерские отношения между банками и представителями FinTech.

Это позволит банкам адекватно реагировать на многочисленные вызовы: развитие цифровой экономики, устаревшие системы, способность вводить многочисленные изменения к системам банка. Этим учреждениям нужно переосмыслить свое место в новой экосистеме и подумать, как FinTech может помочь им достичь поставленных целей.

Авторы первого отчета отмечают: если банки будут играть роль пассивных наблюдателей и не будут активно реагировать на возможности сотрудничества с FinTech-индустрией, они рискуют остаться позади рынка.

В то же время банки, которые активно имплементируют новые технологии, также могут подвергаться риску, если они не имеют четкой стратегии, основанной на соответствующей структуре управления, операционных и технических изменениях.

Поэтому истина, как всегда, где-то посередине, и банкам следует активнее сотрудничать с новыми игроками, чтобы вовремя занять свое место в новой цифровой экономике.

Как пишет Бретт Кинг в книге "Банк 3.0», в секторе наблюдается изменение: банки перестают воспринимать как некое место или пространство – банк становится функцией. Иными словами, банк – это не то, чем он есть, а то, что он делает, которую предоставляет услугу.

В этом контексте важно понимать: FinTech-индустрия может помочь банкам оставаться нужными клиентам с точки зрения тех услуг, которые они могут им предложить в цифровой экосистеме бурно развивается.

Кинг отмечает существенному изменению в поведении клиентов: они все меньше обращаются в отделения банков и предпочитают общение через дистанционные каналы.

Второй отчет агентства также отмечает эти изменения в поведении клиентов и отмечает, что данный важный фактор усиливает интерес банков к FinTech-индустрии. Отчет анализирует применения некоторых новых технологий и пруденциальные риски и возможности, возникающие в связи с их использованием банками.

Хотя сотрудничество с FinTech-индустрией увеличивает регулятивные риски, но потенциальное улучшение сервисов является существенным преимуществом, которое создает FinTech-индустрия.

В этом контексте также стоит упомянуть обнародованный 9 июля отчет Экономического комитета Европейского парламента относительно потенциальных оговорок к работе FinTech-индустрии с точки зрения защиты экономической конкуренции.

Отчет также отмечает преимуществах, которые могут возникать для клиентов в результате деятельности FinTech-игроков: снижение стоимости, повышение эффективности, прозрачности, привлечение к индустрии новых пользователей.

Основным вызовом с точки зрения конкурентного права является тесное переплетение услуг традиционных финансовых учреждений и новых игроков. При этом отчет отмечает, что деятельность новых игроков может привлекать внимание регуляторов.

Так, отчет определяет ряд сфер, которые могут создавать новые вызовы с точки зрения антимонопольного законодательства: определение нового рынка, потенциальные сетевые эффекты, доступ к большим массивам данных, стандартизация и алгоритмы.

При этом авторы отмечают, что FinTech-индустрия слишком разрозненная и слишком быстро развивается, чтобы однозначно подтвердить наличие проблем с точки зрения защиты конкуренции. Итак, на данном этапе, прежде чем начинать активные исследование рынка, предлагается сначала пристально наблюдать.

Банковский регулятор в США – OCC – теперь уполномоченный лицензировать FinTech-компании на федеральном уровне. ОСС будет принимать заявления от игроков, которые хотят предоставлять услуги в пределах страны. Сейчас федеральное регулирование отсутствует, и компании вынуждены обращаться за лицензиями в каждом штате.

Несмотря на сопротивление этой инициативе со стороны банковского сообщества, Казначейство США считает, что это будет способствовать развитию этого сектора и появлению новых рабочих мест.

Здесь прослеживается определенная аналогия с дискуссией в Украине относительно проекта закона №7270, предусматривающий лицензирование игроков на рынке финансовых услуг.

Представляется, что НБУ следует регулятивные тренды в ЕС и мире по FinTech-индустрии. При этом основным катализатором изменений должны, видимо, оставаться участники рынка, чтобы вовремя занять места в новой цифровой экосистеме.

Читайте также: Как инициативы FinTech управляют инновациями в сфере финансовых услуг